Китай и США: обреченные на сотрудничество?

("The Diplomat", Япония)

География, экономика, энергетика – все это будет подталкивать Америку и Китай друг к другу.

Эндрю Фоллет (Andrew Follett)

Определяющей чертой 21 века будут отношения между американской сверхдержавой и находящимся на подъеме Китаем. Новая холодная война создаст угрозу мировому порядку, а взаимовыгодное сотрудничество может принести процветание всем. Второй сценарий более вероятен. География, экономика, энергоресурсы США и Китая – все это ставит в один ряд их «основополагающие интересы».

Сначала о географии. Соединенные Штаты находятся на самом богатом в плане ресурсов и капитала континенте – в Северной Америке. Американский Средний Запад – это ценные пахотные земли, разрезаемые крупнейшими в мире судоходными реками, что позволяет осуществлять экспорт продовольствия и другой продукции по низким ценам. Близлежащие страны либо издавна поддерживают дружественные отношения с США (Канада), либо не обладают возможностями для создания угрозы Соединенным Штатам без внешней помощи (Центральная Америка и государства карибского бассейна). Столь благоприятное окружение позволяет Америке сосредоточиться  на проецировании силы и господствовать на мировых морских торговых коммуникациях. Поскольку Китай находится за океаном, где главенствуют военно-морские силы США, эти страны не представляют прямой угрозы друг для друга.

Между тем, Китай это густонаселенная и обширная держава, имеющая длинную береговую линию. Тем не менее,  исторически Китай обращен вовнутрь и лишь изредка пытается создавать свое военно-морское присутствие в океане. Материковая часть Китая граничит с Россией на севере, с Японией на востоке, с различными беспокойными государствами на западе и с усиливающимися Таиландом, Индией и Вьетнамом на юге. Иными словами,  Китай находится в окружении, и больше всего ему угрожают другие материковые державы, в частности, Россия и Индия.

Следовательно, Китай не может восстанавливать против себя Америку, поскольку  в случае конфликта с Россией или Индией ему нужна будет американская поддержка либо молчаливый нейтралитет США. Если Китай начнет выступать против американских интересов, он станет уязвим для агрессии со стороны  соседей и одновременно  лишится крайне необходимого союзника. Ни одно китайское правительство не проявит такой глупости, чтобы пойти на несколько одновременных войн высокой интенсивности.

География Китая и США определяет их «основополагающие интересы» как интересы не угрожающих друг другу государств, а поэтому сотрудничество между ними более вероятно, поскольку обе страны заинтересованы в противодействии России.

Во-вторых,  экономикам США и Китая предопределено усиление взаимозависимости, а интеграция экономик обычно ведет к созданию геостратегических альянсов. США используют экономическую модель, в которой главенствует принцип свободной конкуренции. Это влечет за собой циклическое развитие экономики с ее подъемами и спадами, которые ощущаются острее, нежели в плановых системах. Когда постатейное распределение в бюджете диктует свободный рынок, на пике цикла роста ресурсы зачастую выделяются на нецелесообразные проекты. А когда наступает спад, компании либо уменьшаются в размерах с целью экономии, либо вообще выходят из дела, что ведет к кратковременным скачкам безработицы. Америка терпит эти колебания, потому что  она давно уже решила променять экономическую стабильность на более высокие темпы долгосрочного роста. В прошлом веке такая стратегия была весьма успешной. Рост в сочетании с другими преимуществами обеспечивает сохранение США статуса сверхдержавы. Америка использует свои преимущества для поддержания глобального «торгового порядка» посредством таких организаций как Всемирный банк, Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация. Это обеспечивает экономический рост всего мира и успешное существование основанной на потреблении экономики внутри страны.

В отличие от США, в китайской экономике господствует «государственный капитализм» особого рода, отличающийся от европейской модели. Экономика базируется на экспорте готовой продукции в Америку, а это ведет к еще большей экономической интеграции двух стран. Длившийся в Китае двадцать с лишним лет период бурного экономического роста скоро закончится. Но поскольку Китаю не удалось добиться особых успехов в переходе к экономике с большей долей внутреннего потребления, он не создал того, что его многочисленное население считает справедливым распределением ресурсов и льгот. Такой дисбаланс порождает внутреннюю напряженность. Сдерживающие рост факторы, которые грозят китайской экономике, будут создавать новые проблемы, поскольку в распоряжении у Пекина остается все меньше ресурсов. Замедление темпов роста в Китае уже привело к политическим междоусобицам, и такая ситуация скорее всего сохранится и в будущем. Решение этой проблемы с одновременным переходом к экономике потребления может негативно отразиться на способности компартии проецировать силу за пределами Китая, в то же время сохраняя ее дома.

Экономически Америка сильнее в таких областях как производство пищевых продуктов, образование, технологии, высокоточное промышленное производство. А Китай силен в таких сферах как тяжелая промышленность, легкая промышленность и дешевая рабочая сила. Это готовый рецепт взаимодополняющей экономической зависимости друг от друга.

И наконец, обе страны будут сближаться в геополитическом плане в силу их стыкующихся энергетических интересов. В основном внешняя политика Китая сконцентрирована на попытках получения новых энергоресурсов, особенно нефти. В предстоящие десятилетия Китай будет стремиться к большей самодостаточности, расширяя потенциал гидроэнергетики и угольных электростанций. Америка разделяет эти цели, а благодаря своей сланцевой революции она в итоге начнет экспортировать в Китай энергоресурсы, в том числе, нефть и сжиженный природный газ. Это даст Америке рычаг геополитического воздействия на Китай за счет усиления экономической взаимозависимости.

Положение Америки в сфере энергоресурсов, в частности, что касается нефти и природного газа, гораздо лучше, чем у Китая. Нефть не является  возобновляемым источником, и страны ОПЕК вряд ли смогут удовлетворить растущие потребности КНР. А в Америке находятся крупнейшие в мире неосвоенные запасы нефти в геологической формации Грин-Ривер. Только там содержится до трех триллионов баррелей сланцевой нефти, и примерно половина из этого количества является извлекаемой. В этой геологической формации нефти может содержаться больше, чем на всех остальных разведанных месторождениях вместе взятых.

Поскольку потребности у Китая растут, Пекин может стать главным импортером этой нефти. Ни один другой источник нефтяных поставок не сможет полнее удовлетворить потребности Китая. В Восточной Европе и в России запасов сланцевой нефти меньше, и они менее извлекаемы с политической и экономической точки зрения, чем запасы США. Если Америка инвестирует хотя бы небольшую часть своего новообретенного богатства от энергоресурсов в военно-морские силы с целью их развития и обеспечения безопасности тихоокеанского морского пути в Китай, экономическая интеграция двух стран станет практически необратимой. Иностранные инвестиции уже потекли на «новый Ближний Восток» Америки и Канады, несмотря на мощное сопротивление действующей власти. Шансы США на создание контроля над будущими рынками природного газа столь же существенны, как и контроль над нефтяными рынками. Соединенные Штаты добывают природный газ в огромных количествах и создают мощности для его экспорта на зарубежные рынки, в том числе, в Китай.

Китай импортирует примерно 56 процентов потребляемой им нефти, и это количество год от года увеличивается. Пекин планирует увеличить свои ресурсы за счет получения новых морских месторождений и резервов за рубежом. Поскольку 60-70 процентов нефтяного импорта идет в Китай из Африки и с Ближнего Востока, единственный недорогой способ ее перевозки – морем. Из-за этого Китай становится уязвимым в случае экономической войны с Индией, которая при желании может лишить его значительной части поставок. Это проблема стратегического порядка, которая делает войну с Индией более вероятной. Других источников внутри страны у Китая немного, за исключением угля, который создает опасность для здоровья людей и для окружающей среды. Возобновляемая энергия слишком дорога, гидроэнергетика порождает нестабильность в сельских районах, а предубеждение общества мешает использовать атомную энергию.

По техническим причинам неосвоенные запасы битуминозных сланцев в Китае (которых довольно много) разрабатывать запредельно дорого. Оценочная стоимость добычи составляет 345 долларов за баррель, что в три раза выше цены американской сланцевой нефти. Американский бум в области добычи сланцевого газа не сможет в полной мере выручить Китай, и тем не менее, частично решить его проблемы он в состоянии.

Внутриполитические проблемы, озабоченность по поводу экологии, а также рост спроса на сжиженный природный газ означает, что в обозримом будущем китайская внешняя политика будет сосредоточена на обеспечении новых нефтяных поставок и на защите действующих маршрутов доставки в Индийском океане. Южно-Китайское море имеет очень большое значение для целей Пекина, так как большая часть импортной нефти из Африки идет именно через него, и кроме того, в этом море имеются собственные небольшие запасы нефти, расположенные рядом с Китаем. Отсутствие достаточно мощных военно-морских сил у Китая служит гарантией того, что он и дальше будет зависеть от ВМС США, защищающих нефтяную торговлю. Спор вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао  не изменит это положение вещей. В любом случае, усилившееся в последнее время региональное соперничество за энергоресурсы пойдет на убыль, поскольку в предстоящие 5-10 лет начнется активная эксплуатация американских месторождений.

В энергетическом секторе Америка в конечном итоге превратится в экспортера энергии и топлива, а Китай начнет импортировать американские ресурсы. Это еще больше свяжет их экономики и создаст прочные экономические связи.

Китай и Америка надеются на взаимовыгодные договоренности, соответствующие их целям в сферах безопасности и развития. Географические, экономические и энергетические соображения служат гарантией того, что в этом столетии две страны будут становиться все более взаимозависимыми.

Эндрю Фоллет - аспирант Университета Джорджа Мейсона.

http://inosmi.ru/world/20140629/221296317.html