От роботизированных станков на фабриках потребительской электроники до цифровых юристов и алгоритмов-программистов — автоматизация перешла из разряда призрачной угрозы в категорию реальных рисков. Банки, ИТ-компании, холдинги, хедж-фонды, производители кроссовок  заменяют своих сотрудников роботами, а аналитики делают прогнозы, что очень скоро искусственный интеллект отберет по всему миру миллионы рабочих мест.

Роботы-рабочие
В начале января прошлого года тайваньский производитель электроники Foxconn (известный также как Hon Hai Precision Industry) сообщил, что автоматизирует в три этапа все свои заводы в Китае. Айфоны, игровые приставки, телевизоры — очень скоро большинство устройств на фабриках компании станут производить роботы, которые придут на смену пятистам тысячам сборщиков.

К началу прошлого года уже десять конвейеров Foxconn трудились без участия человека, а в ближайшие два-четыре года число роботов — фоксботов — на производстве перевалит за миллион. Тайваньская компания хороший пример классического сценария Четвертой промышленной революции. Foxconn не только автоматизирует свои фабрики, но и  производит самостоятельно роботов, которые трудятся на данных фабриках. Производственный цикл замыкается, вытесняя на периферию человека.

Разумеется, автоматизация производств по всему миру на этом не закончилась. Компания Tesla наладила выпуск своих электромобилей Model 3 при активном содействии робототехники. Крупный производитель кроссовок Nike  хочет как можно быстрее сократить излишки за счет автоматизации и ставит под угрозу в развивающихся странах около пятисот тысяч рабочих мест. Не отстает и их конкурент — компания Adidas, которая уже продает в магазинах партии кроссовок, которые были пошиты роботами.

Пока гиганты лишь включаются в гонку, малоизвестные азиатские фабрики переходят полностью на автоматизированные системы и  экономят уже на зарплатах сотрудникам. На шанхайской Cambridge Industries Group работает всего семисот человек с зарплатой $7000 в год. Две трети функций делают роботы, но скоро им планируют поручить уже почти 90% задач.

Компания, производящая мобильные телефоны Changying Precision Technology уволила 90% сотрудников, оставив всего шестьдесят человек. В результате продуктивность лишь выросла — и на 250%.

От Китая не отстают и США — за пять лет на американских заводах число роботов выросло на 20%. А за девять лет число промышленных роботов в США увеличится уже на 300%.

При этом главные эксперты по искусственному интеллекту считают, что автоматизация производств развивается чересчур медленно. По данной причине известный инженер и специалист по искусственному интеллекту Эндрю Ын под конец года создал стартап Landing.ai, который должен помочь фабрикам внедрять робототехнику и алгоритмы на производстве. Одним из первых клиентов будет как раз Foxconn, которая, как сообщают слухи, с заявленными темпами автоматизации не справляется.

Примеры, упомянутые выше, сами за себя говорят — очевидно, что совсем скоро аппаратчики, сборщики и наладчики  останутся без работы. Данный факт подтверждают в том числе аналитики. По данным PwC, чем больше рабочих мест в стране, которые требуют выполнения рутинных задач, тем больше рискует ее население остаться без работы в условиях автоматизации. Также рискуют остаться без работы обладатели низких доходов — те, кто получает зарплату меньше двадцати долларов в час. Как прогнозирует McKinsey, машины уже способны заменить 90% резчиков, паяльщиков и сварщиков. Надо доверять и прогнозам ВЭФ, которые говорят, что к 2020 году автоматизация приведет к потере пяти миллионов рабочих мест в пятнадцати странах, причем пострадают больше всего  низкоквалифицированные сотрудники.

В прошлом году многие вели разговоры о налогах на труд роботов. В настоящий момент появились и другие идеи, к примеру, введение квот на производствах на количество людей. Или, например, создание маркировок «Сделано людьми», которые увеличили бы стоимость товаров. Но пока это только теория.

Роботы среднего класса
Но роботизированные манипуляторы тянутся не только к синим, но и к белым воротничкам. Многие эксперты, в том числе аналитики ОЭСР, говорят, что за последние годы доля среднего класса уместилась — и все времяпродолжает сокращаться. Диплом о высшем образовании и даже высокая квалификация в прошлом году перестали служить гарантом трудоустройства.

Лидером тренда снова оказались азиатские страны, в первую очередь Япония. Уже в этом году японская страховая компания Mitsui Sumitomo Insurance поручит алгоритмам 90% административной работы отдела продаж. Крупнейшая финансовая группа Японии Mitsubishi UFJ Financial Group автоматизирует 9 500 рабочих мест, в том числе 30% персонала главного дочернего предприятия группы, банка Tokyo-Mitsubishi UFJ.

Именно банковская сфера в прошлом году отчитывалась о рекордных ростах автоматизации. Объяснение этому находит экс-президент китайского отделения Google Кай-Фу Ли. По его мнению, работу белого воротничка проще автоматизировать, потому что она строится на чистой количественной аналитике. Поэтому трейдеров и аналитиков заменить проще всего, что и доказывают многие банки. Глава Deutsche Bank заявил, что планирует заменить 50% сотрудников роботами. А крупнейшие японские банки пообещали заменить тридцать тысяч служащих на алгоритмы. Аналитические отдел Citigroup также не стал отрицать очевидное — по оценкам аналитиков, треть всех функций банковских работников можно автоматизировать, причем этот процесс будет происходить в период между 2015 и 2025 годами.

Крупный хедж-фонд Bridgewater Associates уже разрабатывает алгоритм, который сумеет руководить персоналом и даже подменять основателя организации, миллиардера Рэя Далио.

Роботизированная элита
Искусственный интеллект начал охоту не только за банковскими служащими, но и за ИТ-специалистами, у которых, казалось бы, должен быть иммунитет от автоматизации. В одной только Индии к 2020 году алгоритмы могут лишить работы 70% программистов.

Исследователи из Национальной лаборатории Ок-Ридж прогнозируют, что к 2040 году люди практически не будут писать код, потому что машины смогут делать это быстрее и эффективнее. Некоторые эксперты даже сравнивают языки программирования с древнегреческим, потому что в будущем эти языки людям понадобятся исключительно в исследовательских целях. Пользоваться ими будут лишь алгоритмы.

Одна из самых востребованных специальностей — дата-аналитик — также скоро уйдет в прошлое. Для этого в МТИ уже разработали нейросеть, которая обрабатывает данные в сто раз быстрее живых аналитиков. Алгоритм ATM проанализировал сорок семь наборов данных и предложил решение, превосходящее человеческое в 30% случаев.

Интеллектуальная элита — ученые и инженеры — также не защищены от автоматизаци. Пока искусственный интеллект не научился генерировать идеи, алгоритмы вряд ли смогут заменить исследователя с его эвристической, творческой деятельностью. А вот отобрать часть задач — наиболее рутинных и систематизированных — программы уже могут. По мнению бывшего главы совета директоров Alphabet Эрика Шмидта, в ближайшем будущем роботы лучше будут справляться с научными вычислениями, чем с уборкой или мытьем посуды. «Через десять-пятнадцать лет физик сможет попросить компьютер решить сложную физическую задачу, а сам ляжет спать. За это время система проанализирует все данные и найдет несколько решений проблемы», — прогнозирует Шмидт.

Со Шмидтом соглашается инвестор и предприниматель Марк Кьюбан. Как он считает, автоматизация в первую очередь затронет работников умственного труда, особенно в технологической и финансовой отраслях. Через десять лет с работой аналитиков, финансистов, кодеров и инженеров будут справляться алгоритмы, а вот давать оценку массивам данных будут гуманитарии — филологи и философы.

Начальные вакансии в научной и технической отраслях уже стали автоматизированными в прошлом году. Так, IBM запустила бота-сотрудника техподдержки, который работает на базе суперкомпьютера IBM Watson. А гарвардские ученые разработали ИИ-микроскоп, который исследует анализы крови не хуже лаборантов-микробиологов.

Как показал прошлый год, защищены от автоматизации лишь единичные отрасли, в том числе и сама сфера искусственного интеллекта — спрос и зарплаты среди разработчиков алгоритмов с каждым годом растут. Поэтому миллиардер Билл Гейтс рекомендует начинать карьеру в одной из трех отраслей — в сфере искусственного интеллекта, в энергетике или в биотехнологиях.

Глобальный охват и тотальная непредсказуемость
За прошедшие двенадцать месяцев сотни аналитиков и консалтинговых агентств выпустили свои прогнозы о рисках автоматизации. За это время стало ясно, что проблема наступления искусственного интеллекта становится глобальной и неотвратимой. McKinsey предупреждает, что уже через двенадцать лет без работы останется восемьсот миллионов человек. Причем предыдущее исследование консалтинговой компании показало, что только в России автоматизации подвержена работа более тридцать пять миллионов человек, то есть половины трудоспособного населения страны.

Большинство россиян занимается рутинным трудом, не требующим принятия самостоятельных решений. И хотя пока заводы и учреждения в России не могут похвастаться высокими темпами внедрения робототехники и искусственного интеллекта, в будущем положение может измениться.

По прогнозам рекрутингового портала Superjob, с 2018 года спрос на низкоквалифицированных сотрудников в нашей стране ежегодно будет падать на пять процентов а к 2022 году роботы оставят без работы каждого четвертого жителя России.

Автоматизация затронет всех — миллионы жителей БританииЯпонииКанадыСША. Одни аналитики говорят, что наибольшему риску безработицы подвержены мужчины, другие, наоборот, называют женщин.

Очевидно одно — пока никто с точностью не может предположить, как именно алгоритмы изменят рынок труда, кого поставят в наиболее уязвимое положение, а кому, напротив, принесут существенную выгоду. Писатель Мартин Форд, автор книги «Восстание роботов», полагает, что процесс автоматизации уже нельзя будет остановить. Он также признает этот процесс естественной частью капитализма. По словам Форда, роботизация производства выгодна почти всем, за исключением простых рабочих без ученой степени.

Многие эксперты опасаются, что развитие искусственного интеллекта усилит расслоение общества и приведет к классовому расколу. С одной стороны окажутся квалифицированные профессионалы — инженеры и разработчики. А с другой — низкоквалифицированный персонал. При этом средний класс придется формировать заново.

Социальная политика некоторых стран, например, Швеции, возможно, защитит людей от безработицы и бедности. Но не защитит их от скуки. Эксперты ВЭФ предупреждают — главным риском автоматизации в будущем может стать вынужденное безделье. При этом аналитики ВЭФ не видят пока никаких решений проблемы, кроме абстрактного переобучения и переподготовки кадров.

В условиях тотального досуга новый «бесполезный класс» может найти неожиданное применение своим силам. Например, начнет выстраивать более увлекательную жизнь в видеоиграх или станет поклоняться божеству искусственного интеллекта. К слову, паства искусственного интеллекта со своими ритуалами и священным писанием уже на подходе.

2018 год

Наиболее точный прогноз на ближайший год дает исследовательская компания Forester Research. По ее оценкам, в 2018 году автоматизация уничтожит 9% рабочих мест, но растущая экономика автоматизации создаст 2% новых вакансий. Именно 2018 год станет переломным в истории автоматизации — о тренде перестанут говорить лишь как о будущей абстрактной перспективе, а начнут воспринимать ее как данность, которую можно измерить численно.

Политическое сдерживание автоматизации не сработает, потому что станет очевидно — внедрение роботов и алгоритмов экономически выгодно.

Все чаще мелкие и рутинные задачи будут выполнять алгоритмы — в результате искусственный интеллект дополнит работу 311 тысяч офисных работников. Работодатели будут учитывать при приеме на работу навыки взаимодействия с алгоритмами и роботами.

Как следствие, профессионалы с высокой квалификацией будут уделять больше внимания важным задачам, а рутинный труд поручат софту. У таких специалистов появится больше времени, а вместе с этим вырастет и их ценность на рынке труда.