РОБОТЫ: ТРИ РЕВОЛЮЦИИ
 Как будут зарабатывать на роботах и почему этот рынок пойдет по тому же пути, что и рынок смартфонов

Персональную робототехнику интересно сравнивать с другими бурно развивающимися рынками – интернета, персональных компьютеров, смартфонов. Я давно наблюдаю за ними как участник процесса и могу ответственно утверждать: параллелей больше, чем кажется на первый взгляд рядовому потребителю.

Все эти рынки в свое время сложились в результате удачного совпадения нескольких параллельных тенденций. Тогда сначала слабо уловимые, а потом довольно убедительные сигналы с разных сторон давали понять, что нас ждет бум. Те, кто уловили эти сигналы, смогли стать пионерами новых многомиллиардных индустрий. Сейчас очень похожая ситуация, на мой взгляд, складывается с рынком персональной робототехники – в 2011-2012 годах эти «сигналы» стали настолько сильными, что я понял: ситуация фундаментально меняется, пора действовать.


Иллюстрация: GettyImages/Fotobank

ДЕШЕВО И МГНОВЕННО

3 больших тенденции, значительные сами по себе, ведут к революционному кумулятивному эффекту.

Первая из них – компоненты, необходимые для создания роботов, сильно подешевели: в десятки или даже сотни раз. Это не просто эволюционное улучшение, но кардинальное изменение ситуации. Причина довольно проста: на наших глазах вырос огромный рынок смартфонов, многие компоненты которых востребованы и для производства персональных роботов – батареи, камеры, процессоры, различные сенсоры.

Компоненты, необходимые для создания роботов, сильно подешевели: в десятки или даже в сотни раз.

Бум смартфонов при этом не только вызвал кардинальное снижение стоимости, но и повлиял на качественные характеристики компонентов. Вы можете купить небольшую камеру – важный элемент почти любого робототехнического продукта – всего за пару десятков долларов. Лишь относительно недавно мы получили возможность оперировать приемлемыми размерами устройств; проблема поиска одновременно дешевых и миниатюрных элементов уже не стоит, что было сложно себе представить еще лет 10 тому назад.

Конечно, камеры существовали и обеспечивали неплохое качество съемки уже тогда, и даже не очень сильно изменились с тех пор. Но и революция, случившаяся на наших глазах с персональными компьютерами и интернетом, тоже стала результатом не революционных технологических прорывов, а кардинальной смены рыночных условий – технологии стали доступными. Так и для персональной робототехники: что действительно изменилось фундаментально, так это комбинация стоимости, размеров и доступности.

Вторая тенденция – развитие 3D-принтеров. Робототехнические производства нуждаются в оперативном прототипировании. Если софт можно довольно легко и просто тестировать и видоизменять, то на то, чтобы создать прототип продукта и протестировать его на реальных пользователях, в hardware-индустриях традиционно уходили годы, а порой и десятилетия. По мере развития трехмерной печати эта проблема решается. Прототип, конечно, не будет промышленного качества, но понять и оценить, как робот себя ведет, как пользователи реагируют на него, показать его фокус-группам и маркетологам теперь намного легче. Это расширяет поле для экспериментов и наконец дает разработчикам роботов жизненно необходимую гибкость: в новой, быстро развивающейся индустрии важно иметь возможность быстро корректировать стратегию и сам продукт, реагируя на спрос и изменения в рыночной ситуации.

Еще одна тенденция – революция в области инжиниринга. С одной стороны, сегодня разработчикам доступны многочисленные программы для трехмерного проектирования устройств, с другой – активно развиваются технологии мелкосерийного производства как в Китае, так и в развитых странах. Все стремительно упрощается. Теперь можно за считанные недели создать 3D-модель, отправить ее на фабрику и относительно дешево получить готовый продукт, который фактически сразу же можно и растиражировать


Иллюстрация: Софья Демидова

СТАРТАПЫ, А ПОТОМ КОРПОРАЦИИ

Все эти тенденции играют на руку в первую очередь небольшим производителям и стартапам. Достаточно долгое время робототехника была игрой больших компаний с большими деньгами. Сегодня можно создать робототехнический стартап с тремя-пятью сильными инженерами, которым вполне по силам за короткие сроки разработать, протестировать и вывести на рынок готовый продукт. Я верю, что именно стартапы, использующие доступные и дешевые инструменты производства, гибкие, быстрые и инновационные, сделают массовую персональную робототехнику реальностью.

Долгое время робототехника была игрой больших компаний с большими деньгами. Сегодня можно создать робототехнический стартап с тремя-пятью сильными инженерами

 Здесь снова уместны аналогии с рынком персональных компьютеров. Мы привыкли, что на нем заправляют гиганты, нам кажется, что только корпорации с их бесконечными ресурсами способны создавать массовый продукт на сложных аппаратных рынках. Но вспомним эпоху мейнфреймов, принадлежащих корпорациям, – могучих, с большим потенциалом, но ограниченных по своему использованию стенами научных и корпоративных лабораторий. Как только компьютерные устройства стали доступны гикам, которые стали с ними экспериментировать, все переменилось.

Результатом этих экспериментов стало появление двух главных приложений, которые изменили рынок компьютеров, – это электронные таблицы и игрушки. DELL на заре компьютерного рынка была стартапом на фоне IBM – но для развития массовых компьютеров обе эти компании сыграли равноценную роль. Похожая ситуация на рынке мобильных телефонов: больше 10 лет назад небольшая тайваньская HTC первой начала эксперименты с коммуникаторами и тем самым заложила основу для будущего смартфонного бума.

Если посмотреть на историю высокотехнологичных индустрий в целом, станет понятно, что стартапы начинают играть решающую роль в поиске и определении новых бизнес-ниш, куда потом будут выходить большие игроки. Google, Apple, Microsoft и другие гиганты пойдут уже по проторенной дорожке и, возможно, будут конкурировать со специализированными робототехническими компаниями, выросшими вместе с рынком.
Мы уже это видим: iRobot, недавний стартап, представил своего первого робота-пылесоса Roomba еще в 2002 году, а сейчас мы наблюдаем, как Samsung и Philips делают в области, где iRobot уже стал серьезным лидером, только первые шаги.


Иллюстрация: GettyImages/Fotobank

Что мешало этим компаниям с их финансовыми и маркетинговыми возможностями задуматься о роботах-пылесосах еще 10 лет назад? Тогда это была сложная экспериментальная сфера с непонятными коммерческими ориентирами и невнятным спросом. Сейчас благодаря iRobot они имеют дело уже с рынком early adopters – куда более понятным, с более отчетливыми векторами развития.

КТО ВПЕРЕДИ?

Early adopters уже есть, робототехнических стартапов сотни, и их число растет экспоненциально. Но инвестиции в производство роботов – все еще результат сложных менеджерских решений. Сложных не столько потому, что предстоит вкладываться в неизведанное – большинство современных роботов основаны на существующих, привычных и апробированных технологиях. Скорее сложность в классической дилемме, с которой сталкиваются управленцы и инвесторы, анализируя любой относительно новый рынок: они боятся эффекта замещения.

Вспомним, что интернет похоронил очень много бизнесов, а появление персональных компьютеров закрыло огромное количество корпораций. Вспомним, как медиа-компании мучительно всматривались в интернет в конце 90-х и начале нулевых, не понимая, как зарабатывать в сети, но осознавая, что их инвестиции в сеть рано или поздно похоронят основной бизнес, построенный на печатной прессе.

И с роботами ничего нового: многие из них в будущем заменят существующие товары, устройства и приборы или даже целые комбинации таковых. Безусловно, в этой революции будут свои победители и свои проигравшие, что многих пугает.  

Как следствие, если не брать военные разработки (здесь отдельный мир: например, в прошлом году в США число пилотов, которых тренировали к полетам на беспилотниках, превысило число пилотов, тренирующихся на обычных управляемых самолетах), то на этом рынке не так много очевидных историй успеха. Помимо iRobot с его роботами-пылесосами, роботы телеприсутствия (в стартап Double Robotics – яркий представитель этого сегмента – мой фонд инвестировал в прошлом году) и роботы, связанные с безопасностью – на мой взгляд, два главных мейнстримовых направления, в которых наиболее вероятно появление новых success stories, причем уже в обозримом будущем.


Иллюстрация: Софья Демидова

ПОИСК БИЗНЕС-МОДЕЛЕЙ

Анализ перспективных ниш показывает, что робототехника давно вырвалась вперед с точки зрения технологических разработок, но все еще отстает в плане бизнеса. Этот рынок во многом напоминает интернет десятилетней давности: сайтов много, а число бизнесов еще совсем невелико. Есть hardware-фундамент, есть удобные инструменты производства, есть идеи и концепции, есть потребитель, но пока нет достаточно четкого понимания, как и на каких use cases зарабатывать.


Иллюстрация: GettyImages/Fotobank

Перед создателем любого робототехнического стартапа, стремящегося к успеху, сегодня стоит четыре основных задачи. И ни одна из них не связана напрямую с поиском новых технологических решений – все уже есть. Намного важнее другое: 1) найти правильный рынок (в первую очередь важно понять, за решение какой проблемы готовы платить пользователи), 2) сделать качественного, user-friendly робота 3) по правильной цене и 4) научиться его эффективно продавать.

Выполнение этих четырех пунктов гарантирует быстрый рост. Но если хотя бы один из пунктов не выполняется, вы станете очередным изобретателем красивого, никому не нужного прибора из будущего, которое никогда не наступит. Крутых, интересных, впечатляющих роботов уже много, но мало кто понимает, зачем они действительно нужны – соответственно, нет продаж и нет бизнеса. И это, кстати, тоже было характерно для периода становления интернет-рынка и рынка ПК. На заре бума за бизнес отвечают технари, для которых сам факт наличия технологических решений важнее бизнес-моделей, их «упаковки» и конечных пользователей (и самого факта их наличия или отсутствия).

Крутых, интересных, впечатляющих роботов уже много, но мало кто понимает, зачем они действительно нужны.

Вряд ли, однако, в случае с роботами мы увидим новые модели монетизации. Роботы будут продаваться. Роботы будут продаваться, как телевизоры или холодильники, или сдаваться в аренду – в тех случаях, когда просто нужно решить конкретную задачу за определенный период времени. Так же, как сегодня арендуется, например, строительная техника. Возможна и сервисная модель, когда само оборудование – робот – будет предоставляться бесплатно, а потребители будут платить за его конкретные функции или за его техническую поддержку.
 
Наконец, большие перспективы у ниши cloud robotics – приложения для роботов, расширяющие их возможности и функции, станут одним из важных источников дохода. Как и в случае со смартфонами, вокруг роботов будут формироваться самодостаточные экосистемы и огромный рынок независимых разработчиков приложений. Именно поэтому Grishin Robotics инвестировал в стартап Robot App Store, развивающий онлайн-магазин такого рода софта для персональных роботов.

РОБОТ КАК ФУНКЦИЯ

Сейчас происходит процесс переосмысления уже существующих ниш и поиск новых. Скажем, уже понятно, что роботы-пылесосы – огромный рынок. Например, по последним данным в Испании 20% пылесосов – это роботы, и не думаю, что ситуация в других странах Европы сильно отличается. На этом рынке будет продолжаться как ценовая – уже сейчас средний робот-пылесос стоит $500-600, а должен еще дешевле, – так и технологическая конкуренция. Они будут учиться лучше объезжать препятствия, работать с вертикальными поверхностями, прыгать и сообщать владельцу на его телефон, что уборка закончена. Возможны и еще более радикальные усовершенствования – например, сейчас даже самым современным роботам-пылесосам сложно залезать в маленькие щели. Почему бы им, например, не «распадаться» при необходимости на множество маленьких роботов-пылесосов, которые будут выполнять эту задачу?

Роботы-пылесосы показательны уже потому, что на их примере становится ясно: роботы – это не совсем то, о чем многие привыкли думать. Как только люди представляют себе человекоподобных роботов с руками и ногами, героев фантастических фильмов и книжек, они теряют нить реальности. Вы можете оснастить моторчиками и GPS-устройствами стулья, чтобы они автоматически выстраивались в конференц-зале в нужном порядке, – и это будет робот. Устройства, которые позволяют удаленно открывать или закрывать двери, – тоже роботы. Робот – это не обязательно что-то отдельное. Это может быть часть уже существующих предметов. Одним словом, роботы перестают быть устройствами и становятся функциями, характеристиками.

Как только люди представляют себе человекоподобных роботов, они теряют нить реальности.

Интересно, что люди называют роботами те вещи, польза которых им не ясна. Как только эта вещь начинает делать что-то полезное, ярлык «робот» с нее немедленно стирается, и перед нами оказываются пылесосы, самолеты, кофемолки, стиральные машины, банкоматы...

Кто-то из нас думает о банкомате как о роботе? Нет – до того момента, пока этот робот не получит новые функции. А представьте, что банкоматы научатся перемещаться по торговым центрам, ориентируясь на большие скопления людей и потенциальный спрос на выдачу наличных денег. И это не станет революцией. Просто робот, к которому мы уже давно привыкли, эволюционирует и напомнит о своей настоящей сути.


http://slon.ru/ipad/roboty_tri_gryadushchikh_revolyutsii-961588.xhtml