ТЕРМИНАТОР УШЕЛ ЗА ПРОДУКТАМИ
В начале сентября бостонский стартап Rethink Robotics после четырех лет секретных разработок показал миру робота по имени Бэкстер — безмолвного двухметрового металлического гиганта с неким подобием планшетного компьютера вместо лица. С экрана на вас из-под цифровых бровей глядит пара внимательных овальных глаз. Благодаря длинным рукам-щупальцам Бэкстер способен справляться с рядом рутинных задач конвейерного производства. А еще Бэкстера не обязательно программировать. Несколько камер с датчиками движения позволяют ему обучаться самостоятельно: робот наблюдает за действиями человека и повторяет их.


А самое важное в Бэкстере — его стоимость. Если до недавнего времени промышленные роботы обходились в сумму порядка $200 тысяч, то Rethink Robotics удалось сбить цену в десять раз. Полностью функциональный и готовый к использованию робот обойдется клиентам компании в $22 тысячи. Таким образом, экономическую эффективность Бэкстера можно за минуту прикинуть на салфетке: даже в развивающихся странах с дешевой рабочей силой Бэкстер на подходящем производстве может окупиться всего за пару лет. И это только начало. С каждым годом Бэкстер и его последователи будут становиться еще дешевле.

Когда Google купит Ford

Компьютерная революция началась в конце 70-х годов с появлением доступных персональных компьютеров. Точно так же и роботы очень скоро станут сначала доступны среднему и малому бизнесу, а потом и обычным людям. Любой из нас сможет купить себе пару роботов, которые будут, скажем, выполнять повседневную домашнюю работу, печь и продавать пирожки, пока мы будем заниматься маркетингом своей пекарни и встречаться с клиентами. За несколько десятилетий массовая роботизация полностью изменит ландшафт многих индустрий и вообще всей глобальной экономики.

И прежде всего начнется трансформация самого бизнеса. Классическая организационная структура компаний, основанная на иерархии, была придумана еще в Древнем Риме для военных целей, а затем скопирована фабриками во время Индустриальной революции. Но теперь она во многом лишится смысла. Ведь роботами не надо управлять, не надо придумывать для них системы мотивации, кнуты и пряники: они беспрекословно слушаются заложенной в них программы. А значит, менеджмент сосредоточится главным образом на управлении творческими работниками. И это уже совсем другой менеджмент.

Перемены становятся очевидны уже сейчас. Крупнейший в мире онлайн-ритейлер Amazon минувшей весной выложил $775 млн за компанию Kiva, чьи милые роботы готовы автоматизировать работу гигантских складов с товарами. Пока способности этой техники кажутся ограниченными. В основном роботы занимаются транспортацией товаров из одной точки в другую и еще не способны справляться с их правильной сортировкой — для этого по-прежнему нужны люди. Но уже сейчас машины берут на себя функцию, на выполнение которой раньше уходило больше половины рабочего времени в компании!



Или вспомним умные машинки Google, способные передвигаться полностью на автопилоте. На сегодня они накатали по американским дорогам уже десятки тысяч миль, лишь раз угодив в ДТП — и то когда за рулем сидел человек. Может быть, однажды самоуправляющиеся автомобили станут такой же обыденностью, как кофеварки, и Google за гроши купит обанкротившийся Ford.


Повсеместная роботизация нашей жизни не бросается в глаза, поскольку роботы пока совсем не похожи на тех антропоморфных андроидов, к образу которых нас с детства приучила научная фантастика. Но никто и не говорил, что будущее окажется именно таким, каким его предсказывали фантасты. Роботы будут проникать в нашу жизнь в самых разных формах и обличьях. Формально все необходимые для этого технологии либо уже существуют, либо находятся в экспериментальной стадии: осталось довести их до ума, собрать воедино и выпустить на рынок. Я не исключаю, что уже к 2040 году на рынок может выйти робот, по своей алгоритмической мощи сравнимый с T-800 из «Терминатора». Только вместо ликвидации людей и путешествий во времени он будет заниматься уборкой улиц и ходить за продуктами в ближайший супермаркет.

Подобные машины будут подменять людей на опасных, тяжелых или просто скучных работах. Они же смогут решить часть современных проблем человечества — например, взять на себя заботу о стремительно стареющем населении во многих развитых странах мира. И очень может быть, в итоге они приведут нас в мир, который Эрик Бринйолфссон, профессор Массачусетского технологического института и автор книги «Race Against the Machine», называет «цифровыми Афинами». Мир, где люди, освобожденные рабами-роботами от физического и рутинного труда, посвящают себя науке, искусству и отдыху.

Но это оптимистичный и немного наивный сценарий. В реальности путь к утопии будет тернистым и сложным, а эффекты роботизации в глобальной экономике — разнообразными и неоднозначными.

Роботы и классовая война

Недавно тайваньская компания Foxconn, на китайских фабриках которой собирался ваш iPad, начала заменять людей-сотрудников роботами. С точки зрения руководства Foxconn, у машин полно преимуществ. Они не ноют по поводу плохого питания, не совершают ошибок на исходе пятой за неделю двадцатичасовой смены и не выбрасываются из окон после продолжительной депрессии, вызванной рабскими условиями труда. Наконец, роботы не устраивают забастовок или восстаний против своих хозяев.

В течение следующих трех лет на заводах Foxconn должно появиться около миллиона роботов, которые отнимут сотни тысяч рабочих мест у своих менее совершенных конкурентов из плоти и крови.



Как только нанимать роботов станет выгоднее, чем людей, рабочие места для последних начнут стремительно сокращаться по всему миру. И речь идет далеко не только о монотонном труде на фермах или фабриках по сбору электроники.

Рентгенолог — одна из самых престижных медицинских профессий в США со средней годовой зарплатой в $300 тысяч — в ближайшее время, как заметил журнал The Economist, может просто исчезнуть. Программное обеспечение способно анализировать паттерны на рентгеновских снимках не хуже и значительно дешевле людей.

В книге «The Lights in the Tunnel: Automation, Accelerating Technology and the Economy of the Future» Мартин Форд, предприниматель из Кремниевой долины, утверждает, что компьютеры способны сжать американский рынок труда в два раза. В результате более 40 млн человек окажутся без стабильного заработка и средств к существованию.

И если это радикальное изменение вправду случится, Америка начнет жить по канону антиутопического романа Курта Воннегута «Механическое пианино». В книге Воннегута машины почти полностью заменяют на рабочих местах людей. Это приводит к разделению общества на богатых и умных инженеров и плохо образованный пролетариат. Пролетариев нужно чем-то развлечь и занять — и эту задачу тоже берут на себя специальные роботы.

Прощай, дешевый Китай!

Разумеется, идее, что машины отнимут у человека работу, как минимум пара столетий. Молоты подгоняемых этим страхом луддитов в начале индустриальной революции уничтожили не один ткацкий станок. Но история научила нас, что их опасения были абсолютно излишними. В долгосрочной перспективе внедрение новых технологий всегда приводило к появлению новых рабочих мест и профессий и общему росту экономики.

Но что, если в этот раз все будет по-другому? Что, если прогресс разогнался до таких скоростей, что исчезать рабочие места будут гораздо быстрее, чем появляться новые?

Государство теоретически может сгладить часть негативных эффектов от слишком быстрой автоматизации труда. Например, ввести дополнительные налоги на предприятия, использующие роботов. С одной стороны, это искусственно затормозит темпы роботизации, с другой — полученные деньги можно будет направлять на переобучение людей, лишившихся профессии, актуальным новым занятиям. Но политики начнут действовать лишь после того, как реальный кризис уже наступит. А между тем, вполне вероятно, уже сейчас многие молодые люди обучаются профессиям, которые через пару десятилетий станут бессмысленными.

Еще одной глобальной проблемой может стать возвращение производства из развивающихся стран обратно в США и Западную Европу. С появлением роботов основное преимущество азиатских стран, состоящее в дешевизне рабочей силы, отпадет, а вот проблемы с качеством и дороговизна транспортировки товаров выйдут на первый план. И если у экономики Китая неплохие шансы избавиться от этой зависимости, то перспективы Индии и некоторых других стран Азии выглядят уже менее оптимистичными. Им придется придумывать для себя новую специализацию в глобальной экономике, и не все с этим справятся.

Наверное, со многими из этих проблем рынок рано или поздно разберется. И мы вправе надеяться, что в будущем нас ждет беспрецедентный рост мировой экономики и качества жизни, который искоренит бедность и обеспечит процветание даже самых удаленных уголков планеты. И тогда, вероятно, наша жизнь уже через несколько десятилетий действительно станет хотя бы отчасти похожей на «цифровые Афины». Уж роботы по крайней мере выполнят свою часть задачи.