Президент инвестиционной компании Agranovsky IT Антон Аграновский рассказывает о том, что произойдет, когда все бизнесы пожелают быть цифровыми. Что поменяется, кто умрёт и как изменится отрасль?

 

40% бизнесов в ближайшее десятилетие больше не будут существовать
Внедрение информационных технологий и цифровизация бизнеса – это процесс, который непрерывно происходит в течение последних шестидесяти лет. Старт был дан ему еще в 19 веке, а в 1920-х годах новый стандарт начал уже воплощаться в виде первых перфокарт. Рубиконом было появление в 1990-2000-х годах информационных сетей (интернета в первую очередь), очень быстро ставших массовыми, а потом их переход в форму сетей мобильных.

Масштаб явления очень хорошо описал бывший генеральный директор Cisco Джон Чембер, на одном из недавних форумов: «40% бизнесов, чьи представители в настоящее время сидят в зале, в ближайшие десять лет прекратят существование. Около 70% из вас станут пытаться стать цифровыми, но преуспеет лишь половина. И если вас подобная статистика огорчает, то поверьте, это я еще несколько приукрашиваю».

Если проводить аналогию с печниками и извозчиками, чьи профессии практически исчезли в наше время, довольно важно понять, каким из отраслей цифровизация принесет максимальные вызовы, а какие, наоборот, могут выиграть от нее. Как цифровую волну поймать и остаться на ее гребне?

 

Что поменяется?

1. Банкинг
Если говорить о крупных секторах, то в первую очередь от внедрения цифровизации должен пострадать банковский сектор. Классический банкинг в том виде, в каком мы его знаем, должен кануть в лету уже в ближайшие пять лет. России хотя бы в том повезло, что во главе самого крупного национального банка стоит Герман Греф, визионер, который не боится новых тенденций и активно внедряет современные технологии.

Его опыты порождают много мемов в сети и шуток, но факты сами за себя говорят: «В Сбербанке работало тридцать три тысячи бухгалтеров (это почти 10% штата), на настоящий момент у нас их работает полторы тысячи, а будут работать пятьсот человек».

Сбербанк планирует также уменьшить в три раза штат андеррайтеров (сотрудников, которые рассматривают заявки на кредиты), с 4.5 до 1.5 тысячи человек.

2. Ритейл
Невероятно сильно поменяется ритейл. В этом сегменте тренды множественные и разнообразные: это и цифровизация работы самих оффлайновых точек, и перевод в онлайн торговли (для начала в виде мультиканальности), и внедрение для привлечения покупателя новых инструментов – все они безусловно скажутся на привычном рынке ритейла и, во-первых, уменьшат количество, а, во-вторых, сильно поменяют формат этих магазинов.

Начальные прообразы и примеры тоже уже находятся у нас перед глазами: еще в декабре прошлого года запустили для тестирования магазин Amazon Go, который использует в смартфоне пользователя виртуальную корзину.

Еще более революционная технология полной маркировки товаров RFID-метками, которая очень активно тестируется, в том числе и в России (X5 Group и Роснано). Технология довольно функциональная и ее полноценный запуск ограничивается только стоимостью элементной базы, но это лишь дело времени.

3. Строительство
Вслед за ритейлом проблемы появятся у классического строительства. Продажи недвижимости также уйдут в интернет, но строительные и девелоперские компании, как подсказывает опыт, вряд ли станут следовать за цифровизацией рынка.

Они, будучи инертными в своем мышлении, не будут понимать, как рынок меняется, вследствие чего довольно сильно пострадают и станут нести большие убытки. И удар по этому сектору будет чувствительным: девелопмент, как и ритейл, – это одна из базовых индустрий, в этих нишах трудится большой процент населения.

4. Образование
Очень сильно поменяется и модернизируется образование. Это уже сейчас происходит, и я считаю, что классическое образование тоже канет в лету в ближайшие десять-пятнадцать лет, большинство дипломов станут выдавать онлайн с использованием всех передовых технологий. Не стоит исключать, что и само понятие дипломов окажется рудиментом.

 

Что сохранится?

  1. Юриспруденция
    В профессиональном сообществе идет много разговоров о том, что компьютером вытесненяется профессия юриста. Тот же Герман Оскарович Греф прямым текстом совсем недавно рекомендовал «забыть профессию» тем юристам, кто не владеет основами работы с искусственным интеллектом.

    Я полагаю, что у юристов серьезных проблем, скорее всего, не будет, так как никакой искусственный интеллект и никакая цифровизация не могут обеспечить успешный контроль за разнообразными пояснениями, разъяснениями, интерпретацией и анализом судебных прецедентов.

    Частный случай успешного робота-юриста это программа DoNotPay, которую активно применяют в США и Великобритании, чтобы оспаривать неправильно выписанные талоны за парковку. Робот уже 2 года работает и отсудил более $3 млн штрафов в нескольких тысячах случаев.

    Но это довольно стандартная работа, при этом такие сферы, как корпоративное право, намного сложнее и юристы, которые сопровождают  компании, в ближайшее время никуда не исчезнут. Не надо позабывать также и о чисто личностной функции юристов – это переговоры, обсуждение разных деталей и торговля по нюансам сделок.

 

  1. Медицина

Процессы перехода на цифровые технологии практически не затронут медицину, эта отрасль функционирует сама в себе. Там уже в большой степени внедрены цифровые процессы, к примеру, электронные очереди и медицинские карты – в этих сферах могут быть даже более глубокие изменения, например, элементы технологии блокчейн для защиты данных и исключения ошибок.
 

Сильно автоматизированы функции сбора анализов,телемедицина состоялась в формах онлайн-консалтинга, но всё равно мы понимаем, что пациента надо смотреть лично.

Ни через какой экран монитора невозможно дать ему правильный совет или поставить итоговый диагноз – помимо анализов, с пациентом нужно контактировать, иногда требуется врачебный консилиум.

Так что внедрение в классическую медицину роботизации станет довольно длительным, отдельные роботы, которые совершают конкретные манипуляции, не смогут сильно изменить индустрию.

  1. Сырьё

Цифровые процессы не затронут сырьевые рынки, связанные с добычей простых понятных полезных ископаемых. К примеру, песчаный карьер или добыча щебня вряд ли очень нуждаются в цифровизации и не очень от неё зависят.

От цифровизации не слишком зависят сектора, связанные с монополиями. Это опять же полезные ископаемые – алмазы, золото, добыча нефти и газа и производство нефтехимических продуктов и более высоких переделов.

Роботизация отдельных участков, несомненно состоится. На современных производствах при плавке металла ковш уже не тянут крюком, а тигли не хватают щипцами, это делает аппарат с ЧПУ, точно так же водителя карьерного самосвала заменит оператор, работающий дистанционно. Производители тяжелой техники активно разрабатывают устройства без кабины последние 5-7 лет, от «Белаза» до Komatsu.

 

Место России в этом процессе
Россия в данный момент находится в очень подвешенном состоянии, потому что страна, увы, не имеет устойчивого вектора развития бизнеса. Одной рукой мы декларируем облегчение налогового бремени и отсутствие проверок – тут же другой рукой Центробанк запрещает предпринимателям нормально открывать счета, налоговая служба штрафует и блокирует операции за любую малейшую провинность, и это огромная проблема в сегодняшней России.

С точки зрения базовых факторов, способствующих цифровизации и развитию новых технологий, наша страна имеет хорошие стартовые позиции; Россия славится своими программистами, базовой школой математики, институтами мирового уровня, которые выпускают очень толковых молодых людей, создающих уникальные продукты.

Мы сильны мозгами, и хоть они утекают из страны, всё равно именно эти мозги создают продукты во всём мире – не только в России, но и за её пределами.

Быстрый маневр возможен только в том случае, если у этих классных мозгов будет внутреннее осознанное желание остаться в стране, а это значит, что им должны быть обеспечены две базовые аксиомы. Первая из них – это перспектива, вторая – это гарантии безопасности.

Самый значимый фактор — это неприкосновенность частной собственности. Кроме того, на улицах должно быть спокойно, человек должен иметь гарантии объективности судебной системы, налоговая система должна быть простой и легко администрируемой.

Ещё критично решить проблему с банковским сектором. Буквально за последние недели усугубилась и без того неадекватная ситуация, и теперь шесть крупнейших банков в стране являются государственными.

Что будет со свободными руками?
В этом вопросе я оптимист — люди, высвободившиеся в результате цифровизации процессов, скорее всего, уйдут в новые ниши и будут заниматься в этих нишах ручным трудом. Промышленная фасовка отошла машинам, но упаковка в розничной продаже делается людьми. Чатботы помогают с выбором тем, кто уже понимает свои потребности, но роботу сложно освоить холодные звонки.

Всегда будут существовать сферы, где необходим контакт с людьми – именно продавцы, а не консультанты, всегда будут нужны. Одни ниши сменятся другими, будут продаваться не продукты, а лекарства, не лекарства, а услуги, не услуги, а рекомендации, но всегда сохранится что-то, что будет нужно следующему поколению, что-то новое всё равно появится.

Возможно, какие-то профессии умрут, как когда-то умерла профессия точильщика ножей, но мне кажется, что никто не пострадал – и лудильщики, и шорники нашли себе другую работу.

Чем больше будет роботов, тем больше нужно будет людей, занимающихся эксплуатацией, сервисом, вопросами, связанными с коммуникациями. Это и ремонтно-монтажные бригады, и менеджеры, и специалисты, которые занимаются профилактикой, контролем, осмотром. Над робототехникой выстроится другая ниша, которая вовлечёт в себя большое количество людей и предоставит им рабочие места, поэтому автоматизации и цифровизации бояться не нужно – эти процессы взаимосвязаны.

Это не гипотеза, исследовательское подразделение компании

McKinsey проанализировало автомобильную индустрию США в период с 2010 по 2015 год – за это время в отрасли были введены в эксплуатацию 60 тысяч промышленных роботов, при этом численность персонала тоже выросла на 230 тысяч человек. В Германии за тот же период рост числа роботов на 14 тысяч единиц добавил 93 тысячи рабочих мест. Общий вывод исследования – 90% функциональных обязанностей в автомобилестроении не могут быть полностью автоматизированы в ближайшем будущем.

Тактика и стратегия бизнеса
В ситуации быстрой цифровизации главное для предпринимателя и менеджера – видеть свои бизнес-процессы в онлайне. Перед вами должна быть постоянно актуализируемая ресурсная матрица. На каком бы уровне ни находился бизнес, нужно инвестировать средства в инструментарий, который позволяет в любой момент заглянуть в отдельные сегменты бизнеса и узнать, что эффективно, а что нет.

 

  1. Необходим единый цифровой шлюз, который объединяет склад, логистику, доставку. Настроенная бухгалтерия, которая дает увидеть количество денег, количество товаров на складе, оборачиваемость отдельных позиций, валовые и удельные показатели по каналам логистики.
  2. Желательно, чтобы это было объединено в единый интерфейс. Это дает возможность быстро понимать, какие направления страдают или требуют большего внимания, где необходимы дополнительные средства, и быстро принимать управленческие решения.
  3. Внедрите автоматизированную систему анализа маркетинга, оценивающую его эффективность (AmoCRM и подобные ей продукты). Будьте эффективны в конкурентной онлайн-борьбе за покупателя, потребителя, клиента.
  4. Обязательно нужно смотреть по сторонам – отслеживать движение ресурсов и поведение конкурентов. Чтобы узнать остатки на складе и план продаж на неделю, не нужно звонить Маше, Пете и Коле, все данные должны находиться в едином окне, с выстроенным взаимодействием с CRM-системой, складом, бухгалтерией, доставкой, аналитикой, системой обзвона.
  5.  

Это как раз кейс из моей практики – моя инвестиционная компания проинвестировала программный продукт HelpIM, он сейчас выходит из стадии стартапа. Аналогичных проектов в мире много, они нужны, я вижу, что за ними будет будущее.

Станет ли этот конкретный сервис успешным, я не знаю, но у проекта есть все шансы стать одним из лидеров. В этой нише уже есть большие игроки и, безусловно, появятся новые компании, которые могут оптимизировать бизнес-процесс и качественно визуализировать его.

Как изменится отрасль IT?

  1. IT-сегмент будет оттягивать на себя всё большие бюджеты, соответственно, в этой области будет появляться всё больше компаний, а их размер и влияние будут расти. Уже сейчас IT решает большое количество задач – снижение издержек, автоматизация процессов, упрощение взаимодействия с клиентом, сокращение пути от закупки сырья до продажи товара. При этом расходы на IT в крупных компаниях все еще остаются на уровне около 3.2% от общих, и даже в малых доходят только до 7%.
  2. Внутри самой IT-индустрии рождаются новые продукты – например, развлекательные. IT создает эти технологии и сервисы уже давно, их существование и потенциальная популярность не новость, и эта ниша будет продолжать расти огромными темпами.
  3. Отмирать будут устаревшие сервисы и услуги. Скажем, можно постепенно забывать о самостоятельной аутсорсинговой бухгалтерии (примером является сервис «Точка», который уже автоматизировал эту услугу для ИП).
  4. Финансисты, которые придумывают и выстраивают структуру бизнес-процессов, будут нужны всегда. Везде, где будет требоваться человеческий мозг и где есть задача придумать продуктовое решение, усиливающее бизнес, будут востребованы живые люди.
  5. Везде, где можно поставить бездушную технику, будут появляться IT-компании, которые будут решать поставленную задачу.

Россия, как уже говорилось, на перепутье. Но сфера информационных технологий тем и хороша, что каждые 5-8 лет она рождает новую нишу, запускает новую революцию, за счет чего все достижения обнуляются; образно говоря, все возвращаются на старт, и новое поколение предпринимателей снова имеет возможность стать миллиардерами в 25-30 лет.

Сейчас такое окно открывается в сегменте криптовалюты, которую, возможно, полностью запретят. А может, случится взрывной рост, и этот сектор создаст колоссальный спрос на новых специалистов: будут нужны менеджеры проектов, call-центры, клиентские менеджеры, бренд-менеджеры, маркетологи.